Фантаст – ты меня именовала

1e065542

Фантаст – ты меня именовала 9 февраля в российском прокате началась ковбойская драма «Неописуемая жизнь Уолтера Митти» — кино, после которого хочется жить… пускай и непродолжительно… (в резоне не «непродолжительно жить», а «непродолжительно хочется»).

В 1939 году беллетрист и дизайнер Джеймс Тербер обнародовал небольшой рассказ под наименованием «Секретная жизнь Уолтера Митти», рассказывающий о небольшом человеке с огромными грезами, просто говоря, о мечтателе. И непросто представить богатыря, не менее близкого созерцателю и пользователю, чем Уолтер. Поскольку когда в книжках и на дисплеях непрерывные джеймсы бонды и великолепные красавицы в обалденных платьях, в квартирах и кинотеатрах находятся бухгалтеры и клерки, мойщики автомашин и сотрудники заправок, кассиры и кассирши, секретари и секретарши, сантехники и копирайтеры. Они не делают геройских поступков, не выезжают в смокинге на байке, не бьются на крыше несущегося на полном ходу поезда, не кладут в кровать молодых женщин с полуслова, не употребляют вино. А легко доверяются грезам, в которых можно быть хоть суперменом, хоть чудо-женщиной, хоть полюбовником Анджелины Джоли и подругой Джонни Деппа.
В 1947 году вышла постановка повествования Тербера, в которой Уолтер Митти встал задумчивым корректором бульварной издания, бурное воображение которого когда-нибудь получило настоящую фигуру: в руки богатыря попала диаграмма сокровищ…
Новая интерпретация «Тайной жизни Уолтера Митти» могла заметить свет в 1994-м. Тогда в основной функции проекта числился Джим Керри. В конечном итоге из-за судейских разбирательств, денежных проблем, созидательных разногласий и подобными классических преград изготовление римейка затянулось практически на 20 лет. Джима Керри попеременно поменяли Оуен Уилсон, Михаил Майерс, дебошир и агент Александр Дворянин Коэн и в конце концов Бен Стиллер.
Исходя из исполнителя основной функции жизнь Уолтера Митти могла трансформироваться в мины и шоу Трумана, шаржевое шпионство Остина Пауэрса, невыносимо вульгарную тонкость Бруно-Бората. После «Полночи во Франкфурте», в которой Оуен Уилсон ярко представил небольшого человека, мечтателя и Вуди Аллена в одном флакончике, представляется, артист должен бы стать оптимальным Уолтером. А в итоге роль досталась низкому красавцу Стиллеру, которому, нужно признать, грешно идут занесенная небритость и невозможно голубые глаза.
Бен Стиллер не только лишь занял на плане место Уолтера Митти, но также и выбрал режиссерское сиденье. После «Кабельщика», «Примерного самца» и «Солдат бед» Стиллеру-постановщику пришлось вновь удариться в лирику, с которой он прежде начинал, дебютировав в 1994-м комедией про любовь «Действительность кусается».
В этот раз персонаж повествования, написанного 75 лет тому назад, надел наряд работника издания Life. «Уолтер – это я», — может с полной уверенностью сообщить разве что не любой из нас. Каждый день в незаметной серой «раненой» курточке, с ненастным дипломатом персонаж Бена Стиллера топочет на работу, где он не редактор, не консультант, не корреспондент, а просто отвечающий за негативы. По проезжей части к кабинету он то и дело «уходит в астрал» — отрывается от действительности и окунается в свой мир, не видя и не слыша ничего вокруг. В эти факторы он – супергерой, выносящий из горящего помещения трехногого пса; альпинист, красиво спустившийся с гор с важным орлом на руке; мачо без ужаса и попрека… Над его «походами в ступор» добровольно забавляются, как, тем не менее, и над тем, что мать постоянно сворачивает ему на работу мандаринный пирог, а сестра дарует на день рождения Стретч Армстронга. Его профиль на веб-сайте знакомств не наполнен, поскольку нечем заполнить, таким образом Уолтер даже не в состоянии послать знак приглянувшейся женщине. Это будто быть неудачником, у которого никто не лайкает «фоточки и постики».
А когда-нибудь, разумеется, бывает что-то – и Уолтеру приводится все же отлепиться от обычного стула и заметить большой отличный мир, как тот листок, что приколотился повседневной грязью к тротуару, а в 1 отличный день возвысился порывом ветра и полетел…
В отечественном прокате «Секретная жизнь Уолтера Митти» видоизменилась в «Невообразимую». И нужно сообщить, в этот раз дилеры не промазали, выбрав намного более четкий эпитет. Происходящее на дисплее на самом деле невообразимо – Гренландия, скачок с вертолета в Ледовитый тихий океан, бой с рыбой, Исландия, извержение вулкана, Афганистан, снежный барс… Неужели можно не удариться в похождение, когда весь такой бравый, щетинистый, реальный Шон Пенн (привет кинофильму «В одичавших условиях») возрождает на фотографии и зовет, зовет, зовет в «настоящую» жизнь?..
Митти в выполнении Стиллера – примесь Форреста Гампа, Трумана из «Шоу Трумана» и богатыря МакГрегора из «Большой рыбы». Он начинает уходить, разбивая зажимающие ноги стальные скобы; опирается в синтетическое небо, а проталкивается к реальному; улавливает за хвост уходящую фантастическую рыбу по имени «квинтэссенция жизни»… И обыкновенно, то великое изобретение, понимание, ответ, за которым персонаж направляется в «тридевятое королевство», оказывается просто под носом…
Разумеется, творцы кинофильма лгут. Поскольку бесхитростно и беззаботно размышлять, что можно и необходимо парить с нетрезвыми в доску пилотами, вертеться от акулы дипломатом, верить, что моджахедов можно умаслить мандаринным пирогом… Однако они могут предложить созерцателю прекрасное и чарующее странствие под магический оптимистический мелодия и знаменитую «Space Oddity» в милом выполнении Кристен Уиг. Без остроты, без сатиры, чувствительно, а чистосердечно. После просмотра сильно хочется жить, предпочитать, уходить… Впрочем, стремление оперативно затухает, гаснет, садится, как пена на пиве, воспламеняется свет – и мы выходим из кинозала в незаметных стальных курточках…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *